25 августа, 17:56

Почему Филатов «выиграл» пари о ремонте моста, а горожане — проиграли.

Последнюю неделю огромное количество городских информресурсов Днепра и всеукраинского масштаба на платной основе разгоняли серию публикаций, суть которых сводится к тезису «Мэр Борис Филатов окончательно выиграл пари у президента Зеленского». То самое пари, которое с подсказки экс-главы Офиса Президента Богдана Зеленский публично заключил в отношении главного моста в городе Днепр через реку Днепр. Это более чем показательный пример того, как из негатива сделать позитив, хотя ложь, жульничество и преступление очевидно. Но если президент или его команда молчат по поводу филатовского бахвальства, значит всё так и есть. Возможно, Владимиру Зеленскому просто не до Филатова, а вот последний не прочь попиариться за счёт главы государства.

Чем гордится Филатов

Если кто уже подзабыл, то напомним, что центральный мост Днепра ремонтировался вместо заложенных в проектносметную документацию 9 месяцев – целых три года!!!

А сметная стоимость ремонта за это время выросла более чем в три раза, до почти 400 миллионов гривен. И если бы не это пари, то согласно уточненному графику работ, мост доделывали бы еще до февраля нынешнего 2020 года. Это угроза растягивания транспортного коллапса еще более чем на полгода тогда окончательно взбесила горожан и заставила обратиться за помощью к Президенту. Зеленский откликнулся и приехал на многострадальный мост.

То, что Филатов называет пари, на самом деле было последним предупреждением. Президент по сути припугнул мэра. И в результате оказалосьвы только вдумайтесь! — что все работы на мосту можно доделать не за семь, а за полтора месяца. В этом смысле пари выиграл Зеленский, он фактически заставил «выдающегося мостостроителя» Филатова в конце концов перестать стричь купоны и откаты на этом многострадальном ремонте и  городском бюджете и показал неэффективность городской власти, которая может работать только из под палки.

При этом горожане, которые три года мучились и долгими часами стояли в транспортных пробках, увидели реальное отношение к ним мэра.

Но нас больше интересуют не сроки, а качество ремонта. Был ли он капитальным и является ли мост теперь безопасным? В этом же суть пари завершить капитальный ремонт и ввести в эксплуатацию.

Купить победу

Нынешняя «победа в пари» Филатова базируется на решениях судов двух инстанций – окружного административного и апелляционного. В судебном производстве оспаривалось решение ГАСИ (Государственная архитектурностроительная инспекция), которая оштрафовала мэрию за отсутствие акта ввода моста в эксплуатацию после «ремонта».

В отношении этой судебной победы можно высказать два коротких замечания. Вопервых, ГАСИ не была понастоящему заинтересованным лицом, у неё другие функции и другие интересы. Вовторых, не забывайте о том, что мэрию Днепра возглавляет команда, которая сама себя с гордостью в телепрограмме у Шустера называла лучшими рейдерами Украины. Само понятие рейдерства изначально предполагает наличие хороших навыков «работы с судами», а также тесные доверительные отношения с судейским корпусом. Поэтому изначально понятно, что любое такое судьбоносное судебное решение будет принято в пользу рейдеров в городской власти. Особенно в преддверии местных выборов, когда у нынешних руководителей города вопрос стоит ребром: «или пан, или пропал» и в этом случае никаких ресурсов не жалко.

Поэтому отложим судебные победы в сторону и вернемся к главному вопросу – стал ли мост после ремонта за 400 миллионов безопасным?

Факты и реальные цифры обмана

К капитальному ремонту центрального моста город первый раз планировал приступить почти 20 лет назад. Но в то время государственными органами технадзора был закрыт для эксплуатации Амурский железнодорожноавтомобильный мост, поэтому средства перекинули на него. Капитальный ремонт был выполнен за год. Это по поводу реально эффективной и профессиональной работы власти предшественников.

Но и о Центральном мосте Днепра тогда не забыли. Ему достался текущий обслуживающий ремонт, проведенный за полтора месяца и 5 миллионов гривен. Что сделали за эти деньги?

Сняли наслоения асфальта, заменили на новую большую часть износившейся гидроизоляции,  провели ремонт термостыков старой конструкции. Гарантии давались на 12 лет, и этот срок мост отстоял и отработал.

В 2016 году институт «Днепрогипротранс» подготовил проектно-сметную документацию капитального ремонта моста.

 

Судя по многочисленным заявлениям четырехлетней давности, которые озвучивал мэр Борис Филатов и его заместитель Михаил Лысенко, главных проблем у моста две: необходим немедленный ремонт несущих балок и такой же немедленный ремонт несущих быков моста. Пугали, что без такого ремонта «мост в любой момент сложится как домино».

Проектировщики частично подтверждали эти заявления:

Запомнили эти цифры – 3 балки нужно заменить и 70 балок отремонтировать?

Техническое состояние моста к моменту ремонта соответствовало эксплуатационному состоянию № 5 – «неработоспособному», при котором необходимо прекращение эксплуатации сооружения.

Чтобы этого не случилось, проектировщики дотошно высчитали сроки и стоимость ремонта, что и указали в проекте – нужно около 200 миллионов гривен и 9 месяцев работы.

Запомните и эти цифры. Они вам пригодятся, чтобы поставить свою личную оценку трудам городской власти и её подрядчиков.

Что получилось в итоге

Никакой публичной информации касательно содержания проекта ремонта, проведенных работ и их качества в мэрии Днепра никогда не обнародовали. Сначала ссылались на коммерческую тайну, потом ссылались на прокуратуру, которая эту документацию изъяла в рамках уголовного дела. Никому в мэрии в голову не пришло, что эти отмазки вообще не имеют смысла. Какая может быть «коммерческая тайна» в отношении бюджетных денег? А ссылки на «плохую прокуратуру» заставляют подозревать, что ремонтники два года делали мост без проекта, который «изъяла прокуратура».

Только после заключения пари между Зеленским и Филатовым стало возможным увидеть некоторые документы. В частности, активист из Днепра Александр Дзюба направил в Офис Президента Украины информационный запрос, в котором попросил предоставить ему копии документов, касающихся ремонта моста, которые отправили президенту из Днепра.

Среди прочих документов президент получил письмо генерального директора института «Днепрогипротранс» Павла Пшинько, которое содержит информацию, противоречащую громким заявлениям чиновников, подрядчиков, ремонтировавших мост, а также сотрудников технадзора, контролирующих работу подрядчика.

Пшинько писал свою справку 17 октября 2019 года, в самый разгар скандала с уголовным делом вокруг моста. Именно это заставило руководителя проектного института быть максимально точным и искренним в своих ответах.

Видел ли содержание письма сам президент, неизвестно, ведь оно адресовано не ему, а заместителю главы ОП Тимошенко.

Из письма следует, что в ходе капремонта на мосту выполнили замену трех аварийных балок пролетных строений со значительной степенью разрушений рабочей арматуры. 10 балок ремонтники усилили углеродной лентой, именно это, вероятно, по мнению Филатова считается «капитальным ремонтом балки».

3 замененные балки + 10 отремонтированных = 13.

Позвольте, но ведь в проекте максимально четко указано, что ремонта (или замены) требует 73 балки. За счет чего тогда произошло двукратное увеличение стоимости ремонта?Эта стоимость наоборот должна была уменьшиться процентов на 15-20, пропорционально количеству не отремонтированных балок?

В результате таких финансовые махинаций бюджет излишне переплатил подрядчику почти две сотни миллионов гривен. Это вопрос к прокуратуре — почему приостановилось расследование уголовного дела в отношении этой коррупционной схемы?

   

В чем главная ложь и жульничество в этом пари?

Ответ находим всё в том же письме мостовиков проектировщиков. Внимательно читаем:

«Техническое состояние сооружения после проведения ремонта соответствует эксплуатационному состоянию №4 – «ограничено работоспособное», при котором возможна эксплуатация сооружения с определенным ограничением движения», — пишет Пшинько. И подчеркивают, что после такого ремонта моста по нему должно быть ограничено движение грузового транспорта.

Также в тексте очень четко назван срок безопасной эксплуатации «отремонтированного моста». Это не 25 лет, как утверждают Филатов и Лысенко. И даже не 20 лет, как обещали подрядчики

Ученые из «Днепрогипротранса», которые осуществляли авторский контроль за ремонтом моста по своему проекту, честно сообщают, что «в соответствии с анализом совокупности других (не ликвидированных) дефектов конструкции моста нормативный окончательны срок перехода моста из стадии «ограничено трудоспособный» в стадию «неработоспособный» составляет от 3 до 6 лет».

Да! Через 3-6 лет нужно приступать к новому капитальному ремонту моста в Днепре!

Мэрия три года делала нервы жителям Днепра и потратила почти 400 миллионов гривен для того, чтобы на срок в один избирательный пятилетний цикл перевести мост из полностью неработоспособного в ограниченно работоспособный.

Чтобы на самом деле мост можно было законно ввести в эксплуатацию и дать на него 20летнюю гарантию, заказчик и подрядчик должны были выполнить всё то, что записано в проектносметной документации ремонта. Но они этого не сделали.

Перечисляя невыполненные ремонтные работы, директор института Пшинько в своем письме сообщил о том, что после проведенного «ремонта» еще необходимо доделать: заменить дефектные опорные части, отремонтировать опорные тумбы, ригели и стойки опор, также в ремонте нуждаются тела опор и фундаментов выше уровня воды.

А теперь ответьте себе на вопрос – кто выиграл пари? Мер Филатов или президент Зеленский?

Также заранее можно задать себе еще один вопрос: сколько лет и миллионов потратит на новый ремонт моста Борис Филатов, если жители Днепра вдруг случайно изберут его на второй срок.

© Akcent 2008