07 марта, 15:47

«СОН РАЗУМА РОЖДАЕТ ЧУДОВИЩ»

 hspace=10

Знаете ли вы, что мир пронизан знамениями и тайными знаками от Всевышнего. Или, если хотите, из параллельного мира, находящегося в постоянном контакте с человечеством даже без нашего сознательного участия. Их формы самые разные, в том числе и народная сатира, но суть всегда одна — предупредить о неминуемой расплате за грехопадение, нарушение общечеловеческих норм морали и закона. Наша задача — понять и сделать из них правильные выводы…

В части IV «От кухарки до уборщицы: духовных скреп шаги саженьи» мы с помощью народной сатиры продемонстрировали, как россияне при Путине дошли до жизни такой . А теперь обратимся к особо интересной, в какой-то мере переломной теме российской сакральности, определяющей суть нынешней официальной идеологии — «наезду» Путина на Ленина…

Часть V. УПРАВЛЕНИЕ МЫСЛЬЮ ПУТИН ПОДМЕНИЛ УПРАВЛЕНИЕМ СТРАХАМИ. НА ТОМ И СТОИТ!.. (Аналитика).

Чтобы понять истоки и первопричины, по сути, самоубийственного в идеологическом плане путинского «наезда» на ленинскую национальную политику, лучше всего обратиться к статье  Сергея ДАЦЮКА «Ленин, Путин и СССР». Тезисно приведём из неё основополагающие выводы:

«Последний пример — негативная оценка Путиным деятельности Ленина в годовщину его смерти 21-го января 2016-го года относительно создания СССР.

Возмущает сам подход — россияне признают Путина вправе оценивать деятельность Ленина: они не просто как бы уравнивают масштаб этих государственных деятелей или же политиков, оказавшихся на вершине власти в роковые для России времена, они как бы уравнивают их масштаб мышления.

Ленин — создавал новый мир из России и соседних с ней стран внутри разработанной Марксом и другими европейскими теоретиками коммунистической концепции. Как бы мы ни критиковали Ленина за утопичность его концепции, он имел цивилизационный масштаб мышления.

…В этом принципиальная разница коммунистической идеи и идеи «Русского мира». Первая — цивилизационная. Вторая — локальная: локально-территориальная, локально-религиозная, локально-культурная, локально-языковая, локально-политическая и т.д.

…Виталий Портников, упреждая высказывание Путина о Ленине, уже сравнивал их несопоставимые масштабы в статье от 6-го января 2016-го года «Ленин и Путин». Однако контекст оценки Путиным ленинской концепции СССР позволяет нам увидеть несопоставимость мышления двух государственных деятелей воочию.

У Путина и Ленина есть общие истоки — «Столетий завистью завистлив, Ревнив их ревностью одной». Они оба происходят из исторического измерения прошлого, оба ревностно относятся к успеху Западной цивилизации. Однако если Ленин пытался создавать движение концептуального мышления (управлять течением мыслей) в видении будущего, то Путин пытается управлять проекциями страхов. Из исторической зависти и ревности Ленина проистекает движущееся социальное мышление (течение мыслей в среде интеллигентов и их отражение в обществе), а из исторической зависти и ревности Путина проистекают реваншистские страхи.

Проблема управления страхом состоит в том, что для того, чтобы управлять страхами других, нужно научиться управлять собственными страхами. А тот, кто не научился управлять собственными страхами, может управлять лишь проекциями собственных страхов.

В этом смысле в глубине всякого тирана живет страх. И чем жестче и безжалостнее тиран, тем больше его внутренние глубинные страхи.

Метафоры Путина это не просто оговорки по Фрейду, это фонтанирующее бессознательное страхов, используемое как технология спецслужб на посту лидера страны.

18 декабря 2014 года Путин сказал: «Нашему мишке не дадут спокойно в тайге собирать ягоды. Его будут стремиться посадить на цепь, а если не удастся – вырвут зубы и когти». Это обобщение сути его выступления. Здесь каждая фраза значима.

Россия, которая занимается не изобретением инноваций и развитием, а естественным собирательством (нефти и газа) — метафора «спокойно в тайге собирать ягоды».

Россия неизбежно в таком случае попадает в зависимость к западу — метафора «посадить на цепь».

Россия шантажирует весь мир ядерным оружием и понимает, что этот шантаж архаичен, неэффективен, что в случае явной угрозы его постараются ликвидировать любой ценой — метафора «вырвут зубы и когти».

В этом у Путина нет никакого управления течением мыслей, здесь есть лишь управление проекциями страхов.

Поставим вопрос радикально — кто управляет течением мыслей в сегодняшней России?

Никто.

В России есть лишь одна правильная мысль — это мысль Путина. И эта мысль блокирует течение остальных мыслей.

Российская интеллигенция самоустранилась от управления течением мыслей в России. Социальное мышление в России заменили проекции страха. Одни проекции страхов конкурируют с другими проекциями страхов — так происходит квазидискуссия о будущем в России.

Еще чуть более года назад Путин запугал российских интеллигентов до икоты в СМИ. Сегодня Путин запугал российских интеллигентов до подавленного молчания. Убийство Немцова в центре Москвы и отказ его адекватно расследовать это признаки явного террора против российской интеллигенции.

Мышление вне страха в России стало невозможным. И никакие «духовные скрепы» отсутствие течения мыслей в России не заменят. Страх — всегда предвестник смерти, если с ним не бороться и не преодолевать его.

Нынешняя российская цивилизационная катастрофа гораздо шире и масштабнее, нежели узость мышления Путина. Она состоит в фундаментальном отказе российских интеллектуалов обсуждать Россию как часть общечеловеческой цивилизации — Общепланетного мира. Россия мыслится не как мир, а как локальный «Русский мир».

Даже после распада СССР был шанс создания на постсоветском пространстве протообщности нового человеческого строя. Однако российская элита проигнорировала нарождающуюся конструктивистскую парадигму гуманитарного мышления, предпочтя архаизацию мышления.

Российская элита XXI века предприняла то же самое, что и Политбюро ЦК КПСС в 60-е годы XX века, — сделала ставку на силу и мощь вместо ставки на развитие мышления.

Путин — лишь воплощение решений российской элиты в сегодняшней России.

Однако не Путин сегодня более всего тревожит украинских интеллектуалов, пытающихся увидеть перспективу российско-украинских отношений. В этом смысле возникает вопрос о коллективной ответственности России перед Украиной и миром.

Избежать принудительного возложения на Россию коллективной ответственности можно, если российская элита возьмет на себя реализацию трех условий: 1) оценка исторических деяний России против Украины как цивилизационных преступлений; 2) покаяние, для начала хотя бы на уровне отдельных наиболее авторитетных в России интеллектуалов, за деяния России против Украины; 3) деимпериализация России — отказ от продолжения преступлений России против Украины в нынешнее время и создание правовых условий неповторения имперских ленинско-сталинской и путинской политик в будущем.

Если эти условия не будут выполнены, то ответственность России перед Украиной и миром неизбежно будет коллективной, гораздо более жесткой и обременительной для России.

В этом смысле россиянам можно прямо сказать: если врали всей Россией, ненавидели всей Россией, убивали всей Россией, то отвечать будете всей Россией».

А теперь самое время взглянуть, как эти взгляды трансформировались в народной сатире…

Рисунок Александра Костенко.

(Продолжение следует).

© Akcent 2008